Mio-A
Девки, девки, снимайте трусы...пацаны идут!!!!!! ИДИОТКИ!!!! Че вы делайте? С веревки!
Название: "Обещание"
Автор: Cuarto
Бета: первые три части - .Ксандр., дальше пока не бечено...
Пейринг: Бьякурен... и много личностей на заднем плане=)
Рейтинг: временами почти R...
Статус: закончено
Дисклеймер: нимаи=(
Предупреждение: писалось ночью... Вот и скажете - занесло меня, или нет...

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

Тихий шепот ветра, тусклый свет и пыль. Ренджи медленно открывает глаза, осознавая себя стоящим посреди странной, каменистой пустыни, с растущими кое-где чахлыми кустиками да травками. Абараи поднимает голову, и удивленно замирает, разглядывая черный круг, опоясаный огненной короной, застывший на небосводе.
- Не смотри долго… - сзади раздается глубокий, низкий голос, заставляя оторваться от величественного зрелища, и несколько секунд приходится тереть глаза, дожидаясь, пока исчезнут пляшущие цветные зайчики.
Обезьяна… Нет…
- Забимару?
- Вссспомнил? – шипящий, резкий голос…
- Тебя…
- Нас. Ты, наконец-то, смог вновь посетить свой внутренний мир.
- Но я... Я не вспомнил, кажется, ничего больше!
- А что ты должен был вспомнить? – из-за белой шерсти показывается, наконец, острая голова змеи, - что, кроме нас, тебе требуется?
- Все, - Ренджи с вызовом смотрит в ядовитые, опасные желтые глаза, - все, что мне принадлежало раньше.
- Не сслишком ли многого хочешшь?
- А твое ли это дело?
- До всего, до чего есть дело тебе – есть дело и нам! – оба голоса странно, вибрирующее сливаются, не оставляя сомнений насчет единства решения.
- Мне есть дело до моего прошлого! – Абараи чуть не рычит, на что змея словно бы радостно шипит, показывая великолепные зубы.
- Мы устали ждать… Кто наш следующий противник?
- Помолчи! Сейчас не в этом дело! Мне нужно вспомнить!!
- Зачем? – Забимару садится, упрямо наклоняя голову, - неужели для боя тебе нужно что-то еще?
- Нужно! – Ренджи горестно вздыхает, понимая, что придется идти окольными путями, - нужен противник. А его у меня нет! Быть может, в прошлом был? Вот я и хочу его вспомнить!
- Не дури нам головы, шшшинигами, ты хочешь вспомнить не это. Разве найти противника – ссложно?
- Ну даже если я его найду, что я буду делать без своего опыта, да и банкай бы пригодился! Неужели вы хотите ждать, пока я снова всего этого достигну?
Змея шипит, уже удовлетворенно щурится, Забимару снова встает, подходя ближе.
- Ессли уж врешь, так ври красиво… Но, пожалуй, мы согласимся с тобой теперь…
Тянуться долгие минуты молчания, и Ренджи невольно снова задирает голову вверх, туда, где навечно застыло солнечное затмение.
- Почему я вспомнил тебя, но не вспомнил ничего больше?
- Мы здесь. Прошлое там.
- Где, там?
- Там, - змея неуловимо качает головой, и мир странно смазывается, и вот Абараи уже на краю пропасти.
Стометровая, не меньше, расщелина, с концами, уходящими в горизонт. И лес. Лес на другой стороне обрыва.
- Вссе, всся жизнь, появившаяся здесь, принесена оттуда…
- Ты не знаешь, как перебраться?
- Зачем?
- Вспомнить прошлую жизнь?
Забимару задумчиво переступает.
- Окажешься там - вспомнишь ту, забудешь эту.
- Я готов! Я не думаю, что в этой жизни было что-то лучше, чем в той! Тем более сам говоришь, что этот мир – лишь побеги того…
- Мы не знаем, как перебраться.
- Зачем тогда говорил? – Ренджи, не в силах сдерживаться, нервно смеется, - слушай, ты можешь говорить по существу?
- Мы говорим то, что знаем.
- Ты же живешь здесь, неужели ты не все знаешь об этом месте?
- Мы – лишшь чассть тебя, Мы не можем знать больше, чем знал ты.
- Тогда… Тогда ты знаешь какой-нибудь способ перебраться?
- Мост.
- Оо… - Абараи обреченно закатывает глаза, - гениально… Из чего?
- Из прошлого.
- В смысле? – Ренджи уже серьезно смотрит на занпакто, ожидая продолжения.
- Ты должен найти нить…
- Ссвязывающую прошлое, и настоящщщее… Тогда не забудется ничего.
- Ты ведь знаешь, где такую нить найти, коварное животное! – Абараи скалится, зарываясь пальцами в густой мех меча.
- Нам не кажется, что сейчас ты в том положении, чтобы испытывать наше терпение.
- Ладно, ладно, - Ренджи снова сжимает мех на загривке, тянет за собой в реальный мир – и не знает, что и откуда взялось, но интуиция не подвела – он и правда очнулся в палате.
- Неугомонный человек… Ты никогда не изменишься.
Рядом с радостью замечается не осмелившийся ослушаться занпакто.
- Ну что, показывай.
Забимару медленно принюхивается к воздуху, вздыхает: «ничего не изменилось…» и исчезает, материализуясь на соседней крыше. Абараи встает с кровати, забирает лежащий неподалеку меч и выпрыгивает из открытого окна – благо, на дворе ночь…

- Слушай, а почему мне внезапно стало плохо? – Ренджи обернулся на бегущего рядом бабуина.
- Твой внутренний мир устал от раздробленности – ты слишком сблизил его половины…
- Значит, у тебя не было другого выбора, кроме как помочь мне? – Абараи хмыкает, - а чего ломался?
- Мы присссматривались к тебе.
- Ну-ну…
- Тссс… Вон.
- Блин, - Ренджи переходит на шепот, пытаясь выровнять дыхание, и рассматривает указанный занпакто дом, - это же поместье Кучики… Нам что, правда туда?
- Не задавай риторических вопросов. Где ты думал найти прошлое?
- Нигде! – Абараи зло огрызается, осторожно спрыгивая со стены в сад и стараясь максимально замаскировать реацу, - я же не помню ничего из прошлой жизни!
- Не помнишшшь, но чувствешшшь…
Ренджи оставил последнюю реплику без внимания, осторожно осматривая сад – стражи видно не было, хотя вряд ли сторожи здесь несли серьезную службу – чего может опасаться дом, где живут два капитана и лейтенант, в придачу? Хотя… Его, пока, никто не поймал…
- Ренджи?
Мда… Сглазил…
- Ичиго?
- Ты, придурок, чего здесь делаешь, посреди ночи?! – младший Кучики подскочил к другу, - я ж тебя чуть не пришиб, да и Бьякуя, небось, уже проснулся…
- Прости, прости, - Абараи молит всех богов, чтобы и вправду, не вышел хозяин поместья, и косится на Забимару, озабоченно обнюхивающего фусума, - ты пойми, мне очень надо…
- Зачем это тебе надо? – рыжий нахмурился, но отпустил чуть собственное реацу, прикрывая все же заметное Ренджино.
- Да… - Абараи нервно потер переносицу, наблюдая, как Забимару ложится около, очевидно, нужной им комнаты, - да у вас тут вещь какая-то есть, мне надо…
- Ты с ума сошел?
- Сошел! – Ренджи отчаянно смотрит на друга, с надрывом шепча, - сам ведь знаешь - давно и надолго! Я… Я вспомнить все хочу, Ичиго, я вспомнить хочу этого чертова капитана, который, видишь, похоже и из могилы меня достал!!
- Ладно-ладно! – гобантай-тайчо успокаивающе поднимает руки, - я верю, что тебе надо… Так ты к Бьякуе?
- Нет!.. Не знаю…
- К Бьякуе не советую – он нервничает, кто знает, что удумает… Да и не надо мучить его лишний раз.
- Нет, я не думаю… Пойдем.
- Ренджи, ты совсем сбрендил…
Внутри дома необычайно тихо, и будь сегодня ночь чуть более пасмурная – не видно было бы ничего. Забимару завел его в какую-то странно пустую комнату – очевидно, она не использовалась. Но на этой комнате их путешествие не окончилось, занпакто повел по ломаному коридору, изредка принюхиваясь к попадающимся фусума.
- Ренджи, ты хоть знаешь, куда идешь?
- Я… Очевидно я знал…
- Да, исчерпывающий ответ.
- Ичиго, Забимару сказал – знает.
- Ааа… Ты дозвался его, наконец…
Но вот меч остановился около очередной комнаты, змея скользнула в приоткрытые седзи, довольно зашипела, и выжидающе посмотрела на Абарая.
- Слушай, ну ты нашел место… Точно тут? Отсюда до спальни Бьякуи – рукой подать, да и он сможет захотеть проверить, что же я здесь делаю…
- Забимару говорит – точно здесь…
Кожу словно обволакивает прохладный воздух – белое реацу не давит, просто словно дает понять – оно есть. Черное же реацу на мгновение вздрагивает, плотнее окутывая Ренджи. Втот же миг зажигается небольшой шарик кидо, ровно осветивший всю просторную, пустую комнату. И лишь у задней стены – алтарь. Истлевшие палочки, очевидно, вечером зажженных благовоний, белые хризантемы, фотографии незнакомых, грозных людей, и, выбивающаяся из череды серьезных лиц – хрупкая женщина, так похожая на Рукию.
- Что тебе тут понадобилось, Ренджи?!
Абараи не слушает… Незнакомая женщина притягивает взгляд, хотя… Ренджи опускается на колени, словно в забытьи тянется, чуть сдвигает фотографию…
- Ты что творишь?!
Под ней небольшая крышечка, которую Абараи тут же снимает, доставая шкатулку, по началу чуть не отдернув руки – прикосновение к лакированному дереву обжигает, по началу, оставляя после себя легкое покалывание пальцев. Подумалось – кидо, но ничего не произошло, лишь еще больше потянуло ко шкатулке… Медленно ставит на пол, откидывает черную крышку – содержимое уже не обжигает, но холодит, словно дыша холодом на прикасающуюся руку. Через силу заставив пальцы сжаться на шелковой материи, Ренджи медленно, слово через силу тянет на себя, вытаскивая белый, серебристый… шарф, с бурыми, нелепыми пятнами…
- Черт… Я думал, его и нет уже давно…
Ичиго удивленно смотрит, как старые пятна крови медленно тают, алыми искорками устремляясь к согнутой, словно в судороге, руке Абарая. И как тот вздрагивает всем телом, судорожно сгибается и замирает, выпуская воздух сквозь сжатые зубы. И гобантай-тайчо не остается ничего, кроме как кидо сковать рвущееся красное реацу, хотя Бьякуя, конечно же, все равно давно заметил… Ичиго вскакивает, в надежде хоть чуть-чуть задержать шурина, вылетает, непонятно, на что рассчитывая, сталкиваясь со старшим Кучики в дверях.
- Ичиго? – Бьякуя отодвигает сдавшегося зятя, заходя в комнату, – Что здесь происходит?
Рыжий капитан медленно поворачивается, с удивлением осматривая пустую комнату, закрытый тайник, пододвинутую на законное место фотографию Хисаны…




Часть 10. Помню…

Темные, опаляющие огнем страсти глаза, гибкое, выгибающееся и открывающееся навстречу тело, горячие, в кой-то веки, объятия. Сегодня ты отдаешься мне полностью. Ногти, от переизбытка ощущений впивающиеся в спину, губы – искусанные и припухшие, стоны, наконец, тобой не сдерживаемые. Сегодня ты забыл обо всех и вся, кроме меня. И слишком сладко, слишком хорошо, настолько, что уже и не верится, что это ты… И знание обратного не было бы знанием, не понимай я причин твоего поведения. Одно слово… Всего одно слово переворачивает все внутри, заставляя рычать, прижимать к себе, гладить в полубезумии, сжимая до синяков твои приподнятые бедра.
Волнуешься… Волнуешься за меня. Не хочешь отпускать. И от того ходил сегодня весь день задумчивый и молчаливый, даже для себя, понимая, что удержать не удастся. И только теперь позволил всем волнениям выплеснуться наружу – не в словах, но действиях, взглядах, страсти. И от этого кружится голова, и мир плывет, оставляя в мыслях только тебя. И от этого поцелуи, вырываясь из общего ритма, необычайно нежные, и каждый твой стон отдается в теле жаркой волной.
Ты протяжно стонешь, выгибаешься, кончая, обрывая все связные мысли и утягивая меня вслед за собой в сладкие, сводящие с ума пучины оргазма.
И только через несколько минут начинаешь предпринимать попытки из под меня вылезти, а я, улыбаясь, перекатываюсь, ни на секунду не отпуская, так, чтобы уже ты лежал сверху. Почти сразу отстраняешься, поднимаясь, тянешься к отброшенной не так давно юкате. Ты не любишь спать потным… И я тут же жалею, что отпустил, что не повалил обратно на футон, так как смотреть на тебя, обнаженного, со взлохмаченными волосами – невыносимо. Но делать нечего, ты уже стоишь у фусума, подбирая к кидая мне мою юкату, и я почти вскакиваю вслед за тобой.
И уже в офуро, не выдержав, притягиваю тебя, прижимаю к себе, шалея от твоего страстного ответа, заменившего обычный выговор. И сердце бьется словно через раз, замирая от предвкушения – такого… такого не было еще ни разу. Ты никогда не был так открыт, ты никогда не был так несдержан. И кажется, еще чуть-чуть, совсем немного, и удастся переступить тонкую, все еще разделяющую нас грань, и ты сможешь довериться, отдаться душой…
Ты стонешь уже тихо, изнеможенно, закидывая голову и прижимаясь ко мне спиной. И первое, за весь вечер, произнесенное тобой слово - мое имя, тепло и нежно, со стоном, прошептанное на ухо, уже окончательно сносит голову, и мыслей хватает только чтобы придержать твое безвольно оседающее тело. Слишком жарко… И телу и душе… Сегодня ты чуть не сжег меня внезапно вырвавшимся огнем, не снаружи – изнутри, медленно растущей, раскаленной лавой растекающейся по телу нежности, крайне удачно соперничающей даже со страстью…
Несколько рваных вдохов-выдохов – хоть немного прейти в себя, и ты снова садишься в горячую воду, сползаешь по стенке и окунаешься с головой. Вылезаешь, насухо вытираешься, оборачиваешься на меня, заставляя прекратить праздное созерцание и последовать твоему примеру.
И уже в спальне, лежа на новом, пахнущем чистотой белье, ты решаешься и тихо повторяешь:
- Ренджи…
Я придвигаюсь, обнимая, и чуть не урчу от удовольствия, когда ты поворачиваешься ко мне, обнимая в ответ. Не часто, ох не часто ты бываешь таким отзывчивым…
- Не уходи… - тихий шепот на ухо.
Знаешь, что не могу не уйти, да и сам не в серьез хочешь удержать, просто убеждений самого себя уже не хватает, и ты ищешь поддержки у меня… И непонятно, кому нужнее эта тихая, бессмысленная просьба. Ты бы никогда не попросил бессмыслицы, и сейчас слова ей вовсе не звучат. В них боль расставания, нежелание отпускать, доверие – в том, что я пойму тебя… Неужели чтобы подойти к тебе так близко, нужно собраться в другой мир? Боюсь, все еще разделяющую нас тонкую грань я смогу перейти, только отдалившись бесконечно…
- Ты же не отправишь Рукию одну? – целую тебя в лоб, ласково поглаживая по спине, сегодня ты, наконец, с удовольствием принимаешь мою, рвущуюся наружу нежность, так долго тобой же сдерживаемую.
- Не отправлю…
- Ну а Рукия все равно пойдет, ты же знаешь. Она не оставит Ичиго.
- Да…
- А ты пойти не можешь – нарушишь приказ.
Ответом только тихий вздох, лишь отдаленно напоминающий выдыхаемое «да…».
- Все будет хорошо.
- Я… - ты хмуришься, выражая свое недоверие только что сказанному, вздыхаешь, - дурное предчувствие, не обращай внимания.
- Я вернусь к тебе.
- Это может не зависеть от тебя.
- Я вернусь. Обещаю.
- Не давай глупых… - я прислоняю к твоим губам палец.
- Ты можешь поверить мне хоть раз? – улыбаюсь, невесомо целуя, - Не проверив для начала, а просто поверить, принять на веру?
- В любом случае… - ты не заканчиваешь мысль, в очередной раз вздыхаешь, и прижимаешься крепче.
- Спокойной ночи? – медленно провожу по влажным волосам на появившейся перед носом черной макушке, устраиваясь поудобнее.
- Спокойной…

А на следующее утро мы коротко попрощались – если затянуть, уходить будет еще сложнее… И только притянув тебя для поцелуя на прощание, я снова почувствовал, что сердце замерло – ты ответил. Не смотря ни на что. Закрыл глаза на уставившуюся на нас Рукию и ответил. Конечно, уже почти ни для кого не секрет, что мы вместе, но ты никогда не поощрял публичных (даже внутри семьи) тому доказательств.

А потом… Потом была пустыня. И Ичиго-Чад-Ишида со своими странными знакомыми арранкарами. И путешествие к Лас Ночес, и долгое плутание по коридорам, и пустые, нумерус, эспада… И битва с Залем, приход капитанов, атака Айзена на ложную Каракуру…
И позже, когда мы, запертые в Уэко Мундо, спасали Орихиме – битва Рукии и страшное чувство опоздать и не защитить подругу от смертельного удара. И тело рвут странные, острые побеги. А сознание обрывается болью, и реальность подергивается странной дымкой, словно сон, и вот уже все, включая боль, уходит на второй план. И словно в бреду мелькают несвязные картинки прошлого… Рукия, академия, руконгайские друзья, снова Рукия, Момо, капитаны, Ичиго и ты… Отчего-то на тебе мельтешение замирает, хоть и не утрачивает налета нереальности. Вот ты в поместье, а вот в кабинете, изображение медленно перетекает, оставляя лишь тебя неизменным. И ты подходишь, склоняешься и целуешь, и отстраняешься, вытирая с губ алую кровь. Кажется, рядом есть кто-то еще, и кажется, кого-то зовут… О-ри-хи-ме… И ты отворачиваешься, смотришь куда-то вдаль – нет-нет, повернись! Мне уже так хорошо! И легко, и не больно вовсе! Я тянусь к тебе, а ты, наконец поворачиваясь, смотришь страшно, безысходно, так, что и у меня непроизвольно сходятся брови на переносице… Снова медленно наклоняешься, но теперь уже к моей замершей, так и не дотянувшейся до тебя руке. И теперь на щеках остаются кровавые дорожки, а ты не обращаешь внимания… Как можно? Еще чуть-чуть и весь запачкаешься об меня. Ну вот. Тянешь меня к себе, бережно укладывая на колени, обнимаешь даже, кажется, что-то шепчешь.
- Ренджи, Ренджи, Ренджи…
Да, я помню тебя.
- Бьякуя.
- Ренджи, Ренджи…
Да я…

@темы: Фанфы, Бьякуя/Ренджи, Блич